Дерзкий петух

Пастух по имени Жанно пас в горах баранов. Была зима, и, чтоб согреться, нарвал он колючего кустарника, разжёг костёр и спокойно улёгся у огня.
Вдруг слышит он жалобный голосок. Оглянулся Жанно и видит — в самый огонь попалась маленькая гадюка. Очевидно, она сидела в кустарнике и Жанно принёс её вместе с колючими ветками.

— Пастух, спаси! — взмолилась гадюка. — Вытащи меня из пламени — и я тебя осчастливлю. Моей матушке известны волшебные тайны, и она отблагодарит тебя за моё спасение самой ценной из всех тайн. Меня она обучила языку людей, а тебе откроет самый важный секрет на земле: ты будешь понимать язык животных.

Жанно протянул гадюке свой пастуший посох, та мигом обвилась вокруг палки, проползла по руке пастуха и легла кольцом вокруг шеи.

— А, злая гадюка! — закричал Жанно. — Я тебе спасаю жизнь, а ты несёшь мне смерть? Зачем я не дал тебе погибнуть в огне?

— Не бойся меня, пастух, — прошипела в ответ маленькая гадюка.— Я не причиню тебе зла. Неси меня к моей матушке. И если она будет отнекиваться — настаивай и не отступай, пока не откроет она тебе великую тайну.

Маленькая гадюка привела Жанно в колючий кустарник, где под огромной грудой камней притаилось змеиное гнездо. Там лежало множество разных змей, и больших и маленьких. Все они выпрямились и зашипели. Пастуху стало страшно.

— Матушка, братья и сестрицы, — воскликнула маленькая гадюка, — не причиняйте зла этому человеку, он спас мне жизнь, вытащив из пламени.

Змеи успокоились и мирно улеглись.

— Коль скоро ты спас мою дочь, пастух, какую ты желаешь награду? — важно спросила мать гадюки.

— Хочу научиться языку животных так же, как ты знаешь язык людей.

— Не требуй от меня невыполнимого, — отвернулась старая гадюка. — Выбери что -нибудь другое.

— Хочу знать язык животных, — настойчиво повторил пастух.— Твоя дочь обещала, что ты откроешь мне эту тайну.

— Слишком уж неосторожна в обещаниях моя дочь, — прошипела старая гадюка. — Но мы, змеи, всегда выполняем свои обещания… Только запомни: секрет этот таит большую опасность. Если ты откроешь его кому — нибудь — тут же умрёшь. А теперь — иди.

Жанно вернулся к своему стаду и погнал его домой. По дороге он увидел двух ворон, сидевших на макушке дуба. Одна из них прокаркала:

— Вон гонит своё стадо пастух… Кабы знал он, что под корнями этого дуба, в трёх футах под землёй, спрятано сокровище, ему не пришлось бы пасти баранов своего хозяина.

— Если бы он понимал, что ты говоришь, — подхватила другая ворона, — он уже завтра стал бы самым богатым человеком в округе.

Жанно очень обрадовался тому, что понял разговор ворон, и поспешил к своему хозяину.

— Хозяин, — сказал он, — мне стало известно, где зарыто большое сокровище. Я готов уступить половину, если вы согласитесь отдать мне в жёны вашу дочь.

Хозяин задумался и после недолгого молчания ответил:

— Жанно, ты верно служил мне семь лет. Если богатство, о котором ты говоришь, существует на самом деле, то считай — твой семилетний труд не пропал даром и ты работал не на меня, а на себя. Я отдам тебе в жёны мою дочь.

Вместе отправились они к старому дубу, вместе взялись за заступы и откопали три сундука золота и серебра. Пастух женился на дочери хозяина.

Когда в вечер после свадьбы Жанно зашёл в хлев, чтобы почистить животных, осёл заревел во всю глотку, обращаясь к быкам:

— Придёт день, когда мой хозяин вынужден будет отлупить палкой свою супругу! И та получит за час столько, сколько я не получил за всю жизнь. А если он этого не сделает, она его погубит.

Обиделся Жанно. Отлупил осла за зловещее предсказание.

Да и не поверил он ослу. С женой Жанно жил счастливо и спокойно. Постепенно они разбогатели и скупили все земли в округе. Их имения простёрлись так далеко, что не хватало времени посетить далёкие фермы.

Вот однажды они и собрались съездить на далёкую мызу, в которой не были больше года. Жанно сел на своего коня, а жена оседлала кобылицу.

В пути кобылица шла очень медленно. Хозяйка то и дело стегала её плетью. Конь, видя это, заржал:

— Что с тобой, кобылица? Отчего ты так медленно шагаешь сегодня? Прибавь шагу и поспевай за мной.

— Да, — вздохнула кобылица, — хорошо тебе говорить. Ты везёшь хозяина. Он худенький и лёгкий, не то, что хозяйка. Поди — ка повози такую тушу!

Жанно так и покатился со смеху. Жена насторожилась и спросила:

— Почему ты смеёшься?

— Я смеюсь потому, что вспомнил одну вещь.

— А что ты вспомнил?

— Я не могу тебе этого сказать.

Жена рассердилась:

— Ты что, смеёшься надо мной? Наверное, забыл, что когда женился на мне, то был всего лишь пастухом моего отца! Бессердечный! Неблагодарный! Или ты мне сейчас же скажешь, чему смеялся, или я ухожу от тебя навсегда.

— Если я тебе скажу это, я тут же умру.

— Нечего сказать, придумал отговорку! Поди поищи дурочку, которая поверила бы таким нелепым сказкам! Я хочу знать, и знать сейчас же: чему ты смеялся?

Так, споря, и добрались они до далёкой мызы. Испольщик с женой, их детишки, батраки и весь прочий рабочий люд высыпали им навстречу, поздравляя с благополучным прибытием. Но Жанно ответил со вздохом:

— Не поздравляйте меня, а несите гроб, ибо я должен сейчас умереть. Жена требует, чтобы я открыл ей секрет, который стоит жизни.

Никто не понял, что означают эти слова. Но все приуныли и отправились выполнять просьбу хозяина. Принесли гроб. Жанно лёг в него и снова спросил жену:

— Ты всё ещё требуешь, чтобы я открыл тебе секрет ценой моей жизни?

— Разумеется. И не отступлюсь, пока не скажешь!

— Ну, что же, — ещё раз вздохнул Жанно, — приготовься заколачивать мой гроб.

Все присутствующие, услышав такое, горько заплакали. Даже старый пёс жалостно заскулил:

— Увы! Увы! Я лишусь хозяина, моего доброго хозяина, которого так любил! Ах, если бы я мог умереть вместо него!

Седой сгорбленный крестьянин по старинному обычаю положил в руку Жанно, как положено умирающему, денежку и кусок хлеба.

Жанно простился со всеми и уже совсем было приготовился открыть жене свою тайну, как вдруг петух, увидев хлеб, прыгнул на грудь хозяина и принялся клевать крошки.

— Кукареку! — закричал он, довольный добычей.

— Ах ты, дерзкий петух! — возмутился старый пёс. — Как смеешь ты есть хлеб умирающего и орать во всю глотку, когда все кругом плачут от горя! Бесстыжий!

— Поделом ему, — огрызнулся петух. — Зачем он поддаётся глупым капризам? Никто не заставляет его изменить своему слову. Тем хуже для него! Так ему и надо! Кукареку!

— Ах ты, наглый петух! — снова залаял пёс. — Ты учишь своего хозяина! Кто ты такой, чтобы его учить?

— Молчи, старый, — отозвался петух, продолжая клевать хлеб. — Умолкни! Ты сам не знаешь, о чём лаешь. У меня сто куриц во дворе, и ни одна не посмеет съесть даже зёрнышка без моего позволения. А он не может справиться с одной — единственной курицей! Сам виноват! Кукареку!

Услышав перебранку пса и петуха, Жанно устыдился своей слабости, встал из гроба и, подбежав к очагу, к удивлению всех присутствующих, схватил метлу и кинулся на жену:

— А, ты хочешь узнать секрет, хочешь знать, чему я смеялся? Так вот тебе! Получай секрет старого осла из моей конюшни! Долго ещё я буду смеяться по этому поводу!

Говоря это, Жанно так отколотил жену метлой, что она навсегда излечилась от досужего любопытства. И, право слово, супруги после этого зажили дружнее прежнего.



Оставьте комментарий